13 Июня 2019
Интервью Председателя Совета директоров АО «КСК» Одеса Байсултанова информационному агентству «Известия»: Если взяли марку, ее надо держать

Первый замминистра по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов — о технологиях и сервисе, которые нужны региону для развития туризма.

База, которая позволит наращивать потенциал туристической инфраструктуры на Северном Кавказе, заложена: гостиницы строят по мировым стандартам, переговоры об инвестициях ведутся с арабскими странами, а единым окном для бизнеса станет фонд «Посети Кавказ». Об этом в интервью «Известиям» на Петербургском международном экономическом форуме заявил первый замминистра по делам Северного Кавказа, председатель совета директоров АО «Курорты Северного Кавказа» и АО «Корпорация развития Северного Кавказа» (КРСК), куратор фонда «Посети Кавказ» Одес Байсултанов. Он также рассказал о соглашениях, которые были подписаны на ПМЭФ, и объяснил, почему министерству приходится судиться с нерадивыми резидентами ОЭЗ.

— Одес Хасаевич, какие из соглашений, подписанных на форуме, вы считаете наиболее значимыми и почему?

— Безусловно, это продолжение работы с зарубежными партнерами в проектах развития горных курортов. Речь и об экспорте технологий, и о привлечении инвестиций на территорию. Мы где-то месяц назад были в Инсбруке, встречались с компаниями, а сегодня вышли на заключение рамочных соглашений. Например, «ТехноАльпин» известна своими системами оснежения трасс.

Мы славимся тем, что подготовка трасс у нас на курортах Северного Кавказа на очень высоком уровне. Если взяли марку, ее надо держать. Соответственно, мы должны привлекать передовые технологии. «Пистенбулли», с руководством которой мы также встречались месяц назад на выставке, — лидер на рынке производства ратраков. И благодаря подписанному соглашению их техника появится на северокавказских склонах.

Более того, на сегодняшний день, если брать горно-спортивное направление, да и городское тоже, у нас все канатные дороги поставляются из-за границы. Все говорим об импортозамещении, но на самом деле это непросто. Здесь, в рамках соглашений с иностранными партнерами, мы обязательным условием ставим локализацию до 80% производства на территории Российской Федерации. Ранее мы по тому же принципу создали «Национальные канатные дороги». И первые комплектующие для канаток уже разрабатываются в Кабардино-Балкарии. Начало положено.

— Руководство компании «Курорты Северного Кавказа» заявляло о том, что популяризации курортов, входящих в кластер СКФО, может способствовать введение для туристов из Азии и арабских стран паспорта горнолыжника. По аналогии с паспортом футбольного болельщика, как на чемпионате мира 2018 года.

— Мы эту тему вынесли на уровень вице-премьера Ольги Голодец. Проведенный чемпионат по футболу показал успешность этого направления, что это дает реальный эффект. И мы хотим запустить пилотный проект с государствами Ближнего Востока, арабскими странами. Там очень высокая заинтересованность именно Кавказом.

— Когда можно ждать реализацию? И какие конкретные шаги уже предпринимаются, помимо вашего обращения?

— Если бы это только от «Курортов Северного Кавказа» зависело, у нас уже это действовало бы. Но, как и в любом государстве, реализация такой инициативы требует межотраслевого решения. Тема эта воспринята положительно. Я думаю, до конца года у нас результаты будут.

Пробные туры, рассчитанные на гостей с Ближнего Востока, планируем провести уже в этом году. Гости преодолеют маршрут от Махачкалы до Минеральных Вод, то есть увидят регион во всем его многообразии. Организацией занимается фонд «Посети Кавказ».

— Расскажите поподробнее о функционале фонда.

— Когда мы говорим о туризме, обычно все представляют так: приехал турист, где-то пообедал, в какой-то музей зашел и уехал. Но туризм многогранен, и требуется система.

Фонд «Посети Кавказ» будет заниматься объединением людей, работающих в туризме или мечтающих открыть свое дело, связанное с туризмом. Он будет тем самым единым окном, компетентным и вовлеченным во все процессы, связанные с продвижением и развитием туристического потенциала региона Северный Кавказ.

— Насколько курорты Северного Кавказа привлекательны для зарубежных туристов и из каких стран?

— На сегодня самые перспективные с точки зрения роста аудитории рынки — это китайский и арабский. Но для того чтобы привлечь, к примеру, арабских туристов, нам надо много чего сделать. Это мусульманский мир, соответственно, как минимум, нужна халяльная пища. В основном арабские туристы достаточно состоятельные, поэтому уровень обслуживания должен быть высоким. Новые курорты мы строим по общепринятым во всем мире стандартам, старые, такие как Эльбрус, нужно приводить в соответствие. Там есть своя изюминка. На Эльбрус едут, это уникальная гора. Сегодня здесь мы имеем самую высокую точку горнолыжного катания в Европе.

Я бы не хотел, чтобы наши читатели утрировали то, что я сказал, но как таковой инфраструктуры туризма на Северном Кавказе нет. Прокат транспорта, гостиницы, кафе, информационные центры — все это должно быть в комплексе.

— А сколько лет нам понадобится, чтобы создать на Северном Кавказе инфраструктуру, о которой вы говорите?

— Базу, которая даст возможность дальше наращивать потенциал, и в том числе по развитию инфраструктуры, мы уже заложили. Естественно, будем привлекать инвесторов, и не только российских. Совсем недавно провел переговоры, пока не могу раскрыть деталей, но в ближайшее время это станет известно. Наша задача сделать площадку, чтобы бизнес четко понимал, во что он вкладывает, зачем и какие дивиденды получит.

— Я понимаю, что нельзя разглашать название компании, но вы можете назвать хотя бы страны, которые заинтересованы в инвестировании в регион?

— Мы на данный момент ведем переговоры со странами арабского мира. Ведем переговоры с Австрией, Италией, Францией. С ними уже наработаны определенные действия, пошли деньги. Интересующихся много, но и конъюнктура рынка быстро меняется.

— 18 апреля в Ессентуках сообщалось о том, что с нерадивыми резидентами туркластера СКФО начаты судебные разбирательства. В чем основная причина споров? Как и насколько успешно ведется привлечение инвесторов на освободившиеся места?

— Дело в том, что, по нормативно-правовым актам и законодательству Российской Федерации, когда заходит резидент, мы не можем проверить его благонадежность. Вот, заходит человек, допустим, возьмем вас. Вы просто, имея 10 тыс. рублей, создали фирму. Даете бизнес-план и говорите: мне нужно такой кусок земли, я хочу там построить гостиницу. Мне будет довольно сложно проверить вашу финансовую состоятельность. Если вы два года ничего не делаете, только тогда я могу начинать проверочные действия. И вам дается еще два года на исправление недочетов. То есть лишь по истечении четырех лет я имею право выйти на судебную тяжбу. Вот сейчас мы по трем таким нерадивым резидентам начали работу, но это, к сожалению, не единичные случаи. Нужно менять законодательство. Потому что такие сроки тормозят развитие особых экономических зон.

Второй момент — высокий порог входа для резидентов ОЭЗ. Требуется полгода, чтобы пройти экспертный совет и заключить соглашение в установленном порядке. Мы предлагаем упростить эту процедуру как минимум для проектов с объемом инвестиций менее 30 млн рублей. И ПМЭФ для нас как раз-таки площадка для обсуждения этих предложений с коллегами из других профильных ведомств.

— В последнее время СМИ много писали о неэффективности работы КРСК. Как вы сами оцениваете деятельность корпорации?

— Корпорацией как таковой мы начали заниматься с 2016 года. Мы вернули все деньги, которые были вложены. И более двух лет мы ни одного рубля из федеральных средств на содержание компании не тратим. На сегодняшний день рентабельность корпорации более 20%. Реализовано на данный момент более 10 проектов. Это где-то почти 1,5 тыс. рабочих мест. Более 2 млрд рублей налогов в бюджеты всех уровней.

Проекты запущены. Собран первый урожай помидоров в теплицах «Сунжи» в Ингушетии. Производятся хлеб, напитки, чай и крупы на пищекомбинате в Урус-Мартане в Чечне. Совсем скоро открывается современный комплекс по выращиванию осетровых в Дагестане. Модернизируется птицефабрика «Преображенская» в Ставрополье. Дан новый импульс развитию молочной фермы «Березка» в Северной Осетии.

Много это или мало? Всегда можно сделать лучше, особенно на словах. Но, глядя в глаза всем этим людям, кому КРСК дала возможность развивать дело своей жизни, созидать, язык не повернется назвать деятельность неэффективной. Хотя, безусловно, есть куда стремиться и с точки зрения гибкости процедур и механизмов господдержки. Это постоянный процесс совершенствования.

— Насколько антироссийские санкции влияют на Северо-Кавказский федеральный округ?

— Я скажу одну вещь и больше не буду на эту тему распространяться. Санкции дали возможность производителям развиваться внутри страны, развивать и масштабировать производства. А то, что санкции незаконны, это вы и так знаете.

asi
minkavkaz
skfo-polpred
skfo